Санкт-Петербургский Речной яхт-клуб

Анна Шумейко: «Соцзаказ на любительский яхтинг для детей должна формировать морская отрасль»

Руководитель  Санкт-Петербургского речного яхт-клуба профсоюзов Анна Шумейко в интервью «Новому проспекту» рассказала, как планируется развивать старейший и крупнейший яхт-клуб в городе.

Анна, какие задачи перед вами поставил новый собственник яхт-клуба?

— Сейчас мне предстоит разобраться с тем, что происходит с клубом и его территорией. В первую очередь нужно провести инвентаризацию доставшегося нам имущества, чтобы понять, в каком состоянии оно находится. Вы же понимаете, что это старый обветшалый фонд, который с 1980-х годов не реконструировался, он уже не удовлетворяет ни требованиям безопасности, ни сервиса. Скорее всего, будет план ремонта и локальной реконструкции. Разумеется, нужно продолжать деятельность предприятия, подтверждать договоры с арендаторами, расширять их пул (а сейчас у нас более 200 контрагентов). Мы будем отдавать приоритет в сотрудничестве и размещении на территории компаниям и организациям, работающим в яхтенной, водно-моторной сфере, занимающимся обучением, оказанием услуг, судостроением и судоремонтом. Дело в том, что у всех нормальных клубов лето зиму кормит, потому что летом есть активность, яхты стоят на воде, происходит жизнь. А зима — это сонный период, когда лодки поднимаются на хранение или люди забирают свои суда и увозят на дачные участки. А у нас пока наоборот! Самая большая сложность яхт-клуба сейчас — это отсутствие причальных возможностей.

Насколько я знаю, это результат многолетнего конфликта между профсоюзной организацией и городскими властями. Деятельность речного яхт-клуба, как и Школы высшего спортивного мастерства по водным видам спорта на Петровской косе, была практически парализована (см. справку). Что думаете об этом конфликте?

— У нас нет конфликта, был у прежних собственников яхт-клуба. Вся эта абсурдная ситуация произошла в тот период, когда клубом владели профсоюзы. В ведении школы находятся все причальные стенки, а в нашем управлении — вся земля и объекты инфраструктуры. Так что надо найти удобный и полезный друг для друга вариант работы, чтобы в следующем сезоне все нормально работали. Уверена, что когда каждая сторона озвучит свои потребности и пожелания, мы найдем консенсус.

Стало ли для вас неожиданностью приглашение на этот пост?

— Да.

От кого оно поступило? Почему именно вам?

— Приглашение поступило от Александра Винника, с которым мы знакомы много лет. Я увлекаюсь яхтингом более четверти века, имею диплом яхтенного шкипера, выданный еще комитетом по физкультуре и спорту Петербурга и Петербургским парусным союзом. Недавно получила права на управление моторными и парусными судами от ГИМС МЧС РФ. Также вся моя профессиональная жизнь связана с созданием и развитием инфраструктуры яхтинга (см. справку). Для меня это шанс применить свои знания международного и российского яхтенных рынков и опыт создания инфраструктурных проектов на знаковом для Петербурга и всего яхтенного сообщества объекте, а также возможность способствовать развитию яхтенного спорта, сохранению парусной культуры и самого уникального клуба. Такая профессиональная амбиция — своего рода вызов: из того, что вы видите вокруг, сделать конфетку. Это уникальный исторический клуб, крупнейший и старейший в городе, с собственным флотом в 60 судов. Его нужно не просто сохранить, а развивать. Конечно, в Петербурге есть и другие яхт-клубы, весьма масштабные, как, например, яхт-клуб «Балтиец», но не в самом сердце города и не со всеми возможностями развития спортивной инфраструктуры.

Вы сказали, что пока у вас хозяйственные задачи. А как вы видите развитие территории?

— Очень рассчитываю на то, что текущие хозяйственные задачи перерастут в задачи развития территорий. Этот вопрос надо решать вместе с городскими властями после того, как мы наладим взаимодействие с нашими соседями. Я вижу здесь восстановление крупнейшего в городе яхтенного клуба, развитие общественного пространства, создание туристической инфраструктуры, образовательного комплекса для детей и взрослых. Хотелось бы, чтобы сюда заходили иностранные яхтсмены и чувствовали себя прекрасно — как в лучших европейских маринах. Но для этого надо договориться всем сторонам. Например, сейчас территория яхт-клуба, которая находится в бессрочном пользовании, переведена в зону зеленых насаждений общего пользования. Это подразумевает только благоустройство парковой территории и не дает возможностей для технологического и рекреационного обустройства территории яхтенной инфраструктурой.

Насколько интересно для инвестора развитие марин в принципе?

— Прибыльность и экономическая целесообразность — это неоднозначный вопрос. Как и в любом проекте, всё зависит от местоположения объекта и технических характеристик. Удачная локация, подходящие глубины, защищённость за счет интегрированности в береговую линию и достаточные площади на земле — это залог лёгкого проекта, который можно окупить за 5-7 лет, поскольку нет необходимости дополнительно инвестировать в гидротехнику и защитные сооружения.

Если же требуется дноуглубление, берегоукрепление, то такие затраты приводят к длинному сроку окупаемости, и только за счет услуг для судовладельцев она практически невозможна. Такие проекты сопровождаются развитием недвижимости с видом на марину, тогда как чисто яхтенный сервис будет окупаться многие десятки лет.

А есть вообще запрос на развитие яхтенного спорта? Много ли к вам приводят детей, например?

— Я как раз за последние несколько дней более подробно познакомилась с деятельностью нашей парусной секции. Могу сказать, что у нас занимается около 70 детей, и каждый год их становится всё больше. Сегодня занятия в школе бесплатные, и родители, которым близок парусный спорт, приводят сюда своих детей, а дети с удовольствием перенимают эти традиции. Вопрос в том, как удовлетворить возрастающие потребности, сделать так, чтобы у ребят была возможность заниматься на качественных лодках, ездить на сборы, тренироваться и дальше выбирать свою стезю. Не все пойдут в профессиональный спорт, для многих это так и останется детской секцией, но это будут уже совсем другие люди, которые познакомились с морем, закалили характер. Это очень важное направление, и мы обязательно будем его поддерживать.

Важна также и образовательная функция. Чтобы развивать что-то новое, надо знать и уважать традиции, которые были и есть у нашего города в парусном спорте. Знание истории — это база, на основе которой можно двигаться дальше, взяв всё лучшее, что было в этом спорте и в имперский период, и в советские времена.

А что касается взрослых?

— Однозначно в Петербурге и Ленобласти недостаточно существующих мест для стоянки судов. Речь идёт не только о развитии яхтенного спорта, а в целом о маломерных судах — парусных и моторных. С 2010 года количество стоянок и яхт-клубов уменьшилось вдвое, хотя последние 5 лет растёт количество регистрируемых новых судов. В итоге спрос превышает предложение.

В 2020 году проблема обострилась, в том числе и в связи с ситуацией вокруг нашего клуба, и 2021 год не стал исключением. Ушёл на реконструкцию яхт-клуб «Геркулес» в Лахте, закрылся по техническим причинам яхтенный порт «Терийоки», на Крестовском острове «Парусный клуб» тоже не функционирует. А открывшиеся в этом году новый проект в Горской и яхт-клуб «Светлана» в ЖК «Роял парк» — очень малые плюсики на фоне большого минуса. Обеспеченность яхтенной инфраструктурой недостаточная, и потребность в развитии причальных мест высока. Летом все набережные города были забиты ошвартованными катерами, которые стояли без сервиса и без охраны, людям просто негде хранить свои суда.

А зимнее хранение — особая головная боль: вместе с техническим сервисом оно есть только в городе Кировск Ленинградской области. На территории нашего яхт-клуба есть отапливаемый эллинг, и небольшие возможности предоставляет Кронштадт. Крупные же суда идут на зимовку в Финляндию и Эстонию.

На ваш взгляд, какую роль должно играть государство в развитии яхтенного спорта и клубов?

— Я занимаюсь любительским яхтингом, и как правильно выращивать чемпионов Олимпийских игр, это вопрос не ко мне. У нас в городе есть отличные специалисты, которые занимались и продолжают заниматься этим профессионально. Когда речь идет про спорт высоких достижений, однозначно это задача государства — растить чемпионов и выбирать лучших из массового спорта. Чем больше ребят занимается на базовом уровне, тем больше шанс, что выявят талантливых, которые будут развиваться дальше. За этим следует большой объём финансовой поддержки. Представьте, если для занятий футболом нужны площадки на улице и в зале, ворота, мяч, форма, то для занятий яхтингом — совершенно иная, значительно более дорогая материальная база. Более того, в нашем климате беспрерывный процесс невозможен, тогда требуется обеспечение выезда в теплые страны, потому как одной общей физической подготовкой или бассейном практику заменить невозможно. Это очень большие вложения из расчета на одного успешного спортсмена. Без государственной поддержки это слабореализуемо.

Но когда речь идет о развитии любительского спорта, формировании личности, укреплении здоровья, для государства важнейшим моментом может стать рассмотрение яхтинга как стимула привлечения детей и молодежи в морские профессии. Эта мысль не нова, она и ранее высказывалась на разных уровнях. Престиж работы на море сейчас в нашей стране не самый высокий, туда идут больше за деньгами, а не за романтикой и по призванию. И, что печально, не всегда понимают, куда идут. Ребята, которые тренируются в парусной секции, ходят в крейсерские походы на яхтах или участвуют в сейл-тренинговых программах, иначе будут воспринимать море и работу в море. Было бы здорово, если бы своеобразный социальный заказ на такой массовый любительский яхтинг с молодежью поступил от нашей российской морской отрасли — судоходства и судостроения, как крупнотоннажного, так и прогулочного. И, на мой взгляд, мощнейшим мотиватором государства для поддержки парусного спорта может стать именно это. Ребята познают, что такое море, и уже влюблены в него. Это наши потенциальные новые морские офицеры, которые идут по призванию, будущие судостроители, моряки торгового флота. Ориентация на морские профессии через парусный спорт — это мощный посыл для поддержки направления со стороны государства.

Читать интервью целиком