Памятные имена яхт-клуба

Иван Петрович Матвеев

Иван Петрович Матвеев

Это культовая фигура в советском парусном спорте, о его врожденном качестве яхтсмена-гонщика, о его дерзких рейдах в годы Блокады Ленинграда ходят легенды. По рассказам самого И.П.Матвеева, особенно значимым для его становления был 1934 год. Двадцатилетний яхтсмен окончил мореходные курсы при Военно-морской академии и экстерном сдал экзамен на диплом штурмана торгового флота в Ленинградском мореходном училище.

По рекомендации авторитетных яхтсменов Н.Ю. Людевига и В.Г. Щепкина, молодой моряк получил назначение на престижную для него должность капитана учебной парусной шхуны «Ганс». Ему было доверено на практике обучать морскому делу студентов Гидрографического института Главсевморпути.

В конце лета, когда Матвеев был в плавании за пределами Финского залива, в Ленинград, неожиданно для местных яхтсменов, прибыли две шведские яхты.

Оказалось, что появление шведов санкционировано высокими инстанциями на государственном уровне и было первым визитом в Ленинград официальной спортивной делегации. Матчевая встреча яхтсменов Ленинграда и Швеции приобрела оттенок политической значимости. Сомнений в том, кто должен быть во главе советского экипажа, ни у кого не было. Командование Балтийского флота срочно направило в море, на поиски шхуны «Ганс», быстроходный эсминец. Через сутки Матвеев, едва сойдя с трапа боевого корабля, оказался за рулем незнакомой для себя шведской яхты.

Многие годы спустя трудно оценить спортивный уровень той встречи, но победа экипажа Матвеева в первых для советских яхтсменов международных гонках стала событием в спортивной жизни Ленинграда и всей страны. Имя двадцатилетнего капитана обрело широкую известность.

В те годы развитие его спортивного таланта сдерживалось отсутствием системной подготовки. Общесоюзных гонок в стране практически не было, а о зарубежных регатах тогда даже и не мечтали.

В 1936 году делегированный от Ленинграда в состав вновь образованной Всесоюзной секции парусного спорта Матвеев принял непосредственное участие в подготовке программы обучения яхтенных рулевых и капитанов, методических документов по организации и проведению всесоюзных соревнований. В этом же году состоялся второй по счёту, а фактически первый полноценный, чемпионат СССР. Убедительная победа Матвеева в гонках килевых яхт была бесспорной.

В 1938 году Матвеев повторил свой успех в чемпионате страны. Чемпионских титулов он тогда был способен завоевать много, но следующего чемпионата СССР пришлось ждать долгие семь лет.

Не меньшим мастерством блистал Матвеев и зимой, в гонках буеров. Всесоюзных чемпионатов до войны не проводилось, но фиксировались рекорды скорости. Рекорд Матвеева 1939 года (84 км/час) почти на 20 км/час оказался выше прежнего, установленного его учителем В.Г.Щепкиным.

Позднее он довел рекордную скорость буера до 103 км/час.

Мрачная сторона действительности предвоенных лет не обошла стороной и Матвеева. Только в конце жизни он рассказал самым близким людям, что в канун финской войны был арестован по ложному доносу и провёл более месяца в изоляторе НКВД на Литейном проспекте. Известного спортсмена и начальника учебной части крупнейшего яхт-клуба страны нещадно избивали, требуя признания в антисоветской деятельности. Ничего не добившись, его неожиданно выпустили, сняв все обвинения. Кто и о чём написал донос на человека, ничего, кроме парусных гонок, не знавшего, так и осталось неизвестным.

Закономерным итогом довоенного периода жизни Ивана Матвеева стало присвоение ему в 1940 году, первому из советских яхтсменов, почётного звания «Заслуженный мастер спорта СССР». В том же году он стал судьёй всесоюзной категории.

С первых дней Великой Отечественной войны Матвеев, как и многие ленинградские яхтсмены, по инициативе контр-адмирала Ю.А. Пантелеева, оказались мобилизованными в специальное подразделение, вошедшее в систему морской обороны города. Его назначили командиром подразделения.

Первое серьезное боевое испытание необычного отряда не заставило себя ждать. В середине сентября 1941 года по приказу командующего Ленинградским фронтом генерала армии Г.К.Жукова состоялась высадка тактического десанта в тыл фашистской группировки на южном берегу Невской губы, в районе Стрельны. Малый флот без потерь прошёл по мелководью, в кромешной тьме и уже под обстрелом высадил около двухсот бойцов во вражеском тылу, прямо в парке у Константиновского дворца. За первым десантом в течение нескольких дней парусники обеспечили высадку в разных точках берега еще трех групп.

В первую блокадную зиму лед сковал Невскую губу раньше, чем обычно. Главный фарватер, связывавший Кронштадт с Ленинградом - Морской канал, на всём протяжении оказался под прямым обстрелом вражеских орудий, стоявших всего в 1,5-2 километрах от него. Проход каждого корабля по фарватеру стал сложнейшей боевой операцией. В довершение этого возникла опасность тайного минирования фарватера со льда и проникновения в город диверсионных групп.

В 1969 году И.П. Матвеев вернулся в свой родной Центральный яхт-клуб и стал капитаном учебной парусной шхуны «Ленинград». В этом качестве он и прослужил любимому делу до своего последнего дня.

Источник: http://news2.ru/story/483301/

На фото: юнга И. Матвеев на яхте «Рабочий» в Швеции. 1928 год.

Фотография из его личного архива И.П.Матвеева

Назад к списку памятных имен »